http://www.mark-lotarev.narod.ru/poezia/anna.htm
http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=17&luid=12395

П С И Х О Л О Г И Ч Е С К И Й  П Р А К Т И К У М
Вот, сказала моя подруга, мой ангел, пытаясь достучаться до меня в темное мое время, - попробуй. Есть в психологии такое упражнение специальное. Ты закрываешь глаза, и мысленно разделяешь то черное поле перед собой на две части: правую и левую. В одной части ты рисуешь себя в наихудших своих фантазиях: бедной, больной, одинокой, а во второй – себя, красивую, молодую, любимую, в шелковых одеждах, выходящую из роллс-ройса перед шикарным особняком….на ступенях тебя встречает Он…ну что же ты выберешь? – победоносно сказала она, - Конечное же второй вариант!!!
Вот я. Высокая, худая старуха с полиэтиленовым пакетом, примотанным к палке как у зайчика из сказки: платочек в горошку завязан ушками, и несет его заинька за плечами на палочке. Идет в дальние страны, потому что выгнала его лисанька из его же хатки. Длинное грязное, засаленное пальто, свитер неопределенного цвета, штаны, когда-то бывшие мужскими брюками, сапоги из секонд хенда. Вязаная шапка, перчатки, драный шарф. У меня фиолетовые руки, уже нет половины зубов и я воняю, как помойка.
Меня из моей хатки никто не выгонял. Я ее продала, потому что не хотелось мне больше в ней жить после того, что было. И вообще жить не очень-то и хотелось. Деньги я отдала сыну, не все, себе пачечку оставила – соображала, хоть и была как полынья бездонная. И пошла – куда глаза глядят – к морю. При всем своем коматозе, мне еще чего-то хотелось! К морю, где маленькой девочкой я впервые ощутила землю, как свое место обитания, где понюхала ветер, ощутила запахи и вкусы….
Женщине так ходить, по земле, куда сложнее, чем мужику. Да и я не маленькая тетечка, которую даже как-то жалко, и помочь хочется. Я вообще не понятно, что: волосы обриты, чтобы не надоедали, сама длинная, черная, и что самое неприятное – помощи не просит и вроде бы и не нуждается ни в чем. Я – тень. Странная и нелепая. Скорее отвернуться и забыть.
Мне и надо, чтобы забыли. Я пошла пешком. По дорогам, по тропам. Через деревни и города. Пока была еще чистая, просила работы, чтобы поесть. Потом – просила еды. Давали, иногда деньги, иногда – хлеба, яблоко. Тыкву один раз вечером на рынке отдали – ну что мне с ней делать? Деньги не тратила понапрасну, растягивала, чтобы хватило на всю дорогу. И тут чтобы ни от кого не зависеть.
Все-таки хорошо иметь цель. И сладко достичь ее. Вот что по-настоящему лечит. Потому что когда я прошла через всю эту деревушку захолустную, последнюю на моем пути, шла и чуяла носом запах моря, что-то сдвинулось в моей душе. А может, оно и раньше сдвинулось, только я не заметила, когда. И я тогда уже не была тенью, комком пустоты, болью на двух ногах. Просто человеком, который ниоткуда.
Я вышла на берег, когда уже совсем стемнело. Была ранняя весна, холодновато, и поэтому безлюдно. Села лицом к морю. И сидела так, наверно, вечность. Просто сидела и смотрела. Дышала, слушала. Я не знала, что будет дальше, и будет ли. Если бы я тогда могла соображать, то почувствовала бы, что что-то, наконец, кончилось во мне, и что-то должно начаться новое. Другое. Пакет мой лежал рядом, я разулась и зарыла свои корявые ступни в холодный песок.
Вот так. Я, не старая, в общем-то, еще женщина, нищая, одинокая, без определенного места жительства, второго марта …го года, сидела на берегу холодного еще южного моря. В пакете все еще оставалась пару купюр, немного хлеба и бутылка воды. Когда часа в четыре утра ко мне подсел местный бомж и предложил хлебнуть из его бутылки пива, я придвинула пакет к себе. Мы выпили, и больше чем от хмеля - от воздуха, усталости, от непонятного чувства завершенности чего-то насовсем, я заснула на соленом песке, среди комков морской травы, камней и полиэтиленовых бутылок. Там меня и нашли ближе к двенадцати часам дня, с перерезанным горлом. Пакета и сапог при мне не было.
Моя подруга, мой ангел. Тогда мне так и не удалось заполнить вторую половину черного поля перед своим воображаемым взором особняками, машинами, шелковыми тряпками и обожанием. Я явно не с того поля начала. Смешно.

___________________

Ж и л а-б ы л а Д е в о ч к а
Жила была девочка в маленьком домике у подножья большой горы. С маленьким окошком, маленькой дверцей и крохотной комнаткой внутри. Ну, маленьким он был, потому что был игрушечный, и стоял в комнатке у девочки. Его на день рождения подарил девочке дедушка. Сам его сделал и раскрасил в веселые цвета.А Бабушка на день рождения подарила платьице. А мама корзинку с двумя зайцами.А Папа - велосипедик. А Бобо связала свитер в полоску из смешных волосатых ниток . А кто принес медведика, не помнит никто.
Сам дом, в котором жили все, был очень даже не маленьким. Во всяком случае, там помещались мама, папа, бабушка с дедушкой по выходным, девочка, все Девочкины друзья из старого чемодана и даже Бобо, которая приехала к ним поухаживать за девочкой пока все были на работе. Ну, и куча разных стульев, два кресла, диваны, корзинка для дров, старые часы в своем собственном домике, цветы на подоконнике, занавески, чашки…ну, куча, куча всего.   И вечером, когда все ложились спать, и за окнами становилось темно, а в печке так приятно потрескивали дрова, можно было лежать и разговаривать долго-долго – обо всем…..

- Я сам пришел, сказал медведик.
- Откуда? – спросила девочка.
- Ну, …оттуда, сказал медведик. Мне там было темно, и немного страшно.
- Как это?
- Ну, так. Я один, и один. А у тебя день рождения. Я и пришел. Девочка повернулась к медведику и обняла его.
- И что?
- Пришел…а у вас музыка играет, и пахнет так вкусно…апельсинами, и молоком, и печеньем…  
- Это бабушка торт испекла
- Ну да… мама на пианино играла, а у тебя на голове был колпачок с кисточкой.
- И я танцевала?
- Ну да, танцевала, и кисточка так смешно подпрыгивала…
- А ты?
- А я смотрел, смотрел…
- А потом я подошла к тебе, и что?
- Подошла и спросила: ты кто?
- А ты сказал: я медведик.
- Дааа… а ты сказала: ты мне нравишься.
- А ты что?- А я …а я тогда ничего не сказал.
- У тебя тогда щечки порозовели, даже под шерсткой видно было.

- Это потому, что я стеснялся тогда.
- А сейчас?

- А сейчас
– нет, сказал медведик.
-Я могу хоть сколько раз сказать, что ты мне нравишься, и не покраснею. Ну, если только совсем чуть-чуть. От удовольствия.

Девочка засмеялась тихонько и пощекотала себе нос об медведиков животик.
- Ты - мой самммый лучший друг. Мы всегда будем вместе, да? Не уходи больше никуда.

- Я не уйду,- прошептал медведик.
- И ты не уходи никуда.Ты ведь не уйдешь?